ЛичностиЛермонтовПушкинДельвигФетБатюшковБлокЧеховГончаровТургенев
Разделы сайта:

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ БИБЛИОГРАФИИ

Характеризуется роль истории в современном и перспективном развитии библиографии как деятельности и библиографоведения как науки. Раскрываются основные особенности, тенденции и достижения библиографии на примере ее отечественной истории.

Глава 9. СОЗДАНИЕ РЕПЕРТУАРА РУССКОЙ КНИГИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

Характеризуются основные опыты составления, особенности использования библиографических жанров, важнейшие достижения и перспективные решения в период XIX - начала XX в.

назад в содержание

9.2. БИОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ОПЫТЫ РЕПЕРТУАРА РУССКОЙ КНИГИ

Более плодотворными выглядят опыты создания репертуара русской книги в виде биобиблиографического пособия. Именно эта форма воспроизведения репертуара русской книги стала доминирующей на протяжении всей истории дореволюционной библиографии. Преемником  Н.И.Новикова в биобиблиографии и епископа Дамаскина стал еще один священнослужитель - митрополит Евгений (до пострижения в монахи - Е.А.Болховитинов, 1767-1837). Сын воронежского священника получил образование в Славяно-греко-латинской академии и одновременно слушал лекции в Московском университете. По окончании академии был учителем и библиотекарем, а затем префектом Воронежской семинарии. По принятии монашества вскоре был избран (в 1808 г.) епископом, а в 1822 г. - Киевским митрополитом и членом Синода. Делом жизни Е.А.Болховитинова стали биобиблиографические словари духовных и светских русских писателей и ученых, неоднократно печатавшихся в течение 1805-1845 гг.

В литературе о  Евгении Болховитинове существуют разные мнения: и ретроград, и противник крепостного права. Для нас важно, что он еще в бытность свою учителем Воронежской духовной семинарии задумал и частично осуществил при помощи семинаристов составление "Всеобщей хронологии знаменитых мужей, прославившихся искусствами, науками, изобретениями и сочинениями во всем свете от начала мира и до наших времен". Первая часть первого тома была подготовлена к печати и разрешена цензурой в 1802 г., но осталась неизданной. Работа самостоятельно продолжалась, и накапливались материалы. В это же время вышли в свет два труда, которые как бы стимулировали деятельность Е.А.Болховитинова: всеобщий "Словарь исторический"  В.И.Окорокова [В 14 ч. М.; СПб., 1790-1798] и "Пантеон российских писателей"  П.П.Бекетова [Ч. 1, тетр. 1-4. СПб., 1801-1803. 20 портр. с текстом  Н.М.Карамзина]. Назревал замысел продолжить уже известный биобиблиографический труд Н.И.Новикова. Как ни странно, в этом замысле его поддержал стихотворец-метроман граф  Д.И.Хвостов. В журнале последнего "Друг просвещения" Е.А.Болховитинов и начал печатать свой "Новый опыт исторического словаря о российских писателях, природных и чужестранных, умерших и живых" (1805-1806 гг.). Причем он откровенно подчеркивает связь с "патриотом нашей литературы"  Н.И.Новиковым, который в то время "закрылся завесою молчания", проводя последние дни в своем имении в Подмосковье. Словарь оборвался на букве "К" (около 300 имен).

В течение нескольких лет Е.А.Болховитинов исправлял и дополнял свой словарь. Одновременно он осуществил своего рода творческий и идеологический подвиг, издав в русском переводе "Каталог"  А.Б.Селлия, где цензура усмотрела неблаговидные суждения о православной церкви. Попытка издать уже готовый словарь через "Общество истории и древностей российских" успехом не увенчалась. И тогда, выделив из Словаря только духовных писателей, на средства  Н.П.Румянцева и под наблюдением В.Г.Анастасевича, Е.А.Болховитинов издал "Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви" [В 2 ч. СПб., 1818. 710 с.]. Но издание было так обезображено многочисленными опечатками, что автор и издатель сняли с титула свои имена. Второе издание, исправленное и умноженное, выпущенное в 1827 г., значительно отличалось от первого, а главное - к нему приложены алфавитный и хронологический вспомогательные указатели вошедших в словарь писателей. По оценке  Н.В.Здобнова [История русской библиографии... С. 202], "на этот раз словарь отвечал самым строгим научным требованиям того времени".

Неудачной была судьба другой части словаря - светских писателей. Сначала эти материалы печатались в журнале  Н.И.Греча "Сын отечества" (1821-1822), а также использовались в критически оцененном  В.Г.Белинским "Опыте краткой истории русской литературы" [СПб., 1822] того же Н.И.Греча. Однако работа затянулась, а затем и вообще оборвалась. И лишь в 1826 г. возобновилась, когда граф  Д.И.Хвостов решил вдруг осуществить свои замыслы, но все окончилось безрезультатно. Теперь сам Е.А.Болховитинов в преддверии своего 70-летия, понимая, что уже не в силах до конца реализовать свой замысел, в 1836 г. подарил рукопись археологу  И.М.Снегиреву. Именно он в переработанном виде издал первый том труда Е.А.Болховитинова. Но, как всегда в России, не встретил сочувствия и передал подаренную автором рукопись известному историку и издателю журнала "Москвитянин"  М.П.Погодину. Последний под маркой своего журнала без изменений против оригинала автора полностью выпустил в свет "Словарь русских светских писателей" [В 2 т. М., 1845].

Труд Е.А.Болховитинова был своего рода итогом биобиблио-графии начала XIX в. Ведь параллельно, а порой и в развитие этого труда, составлением соответствующих пособий занимались и другие русские библиографы. В частности, сам В.Г.Анастасевич сначала печатал свои биобиблиографические материалы в собственном журнале "Улей" (1811-1812), а затем в "Прибавлениях к "Русскому инвалиду": Список всех российских светских писателей от Рюрика до наших дней по азбучному порядку [1822. № 20. С. 97-105. Доп.: 1822. № 23. С. 155]. Сын  Н.Н.Бантыш-Каменского,  Дмитрий, в 1836 г. опубликовал обширный "Словарь достопамятных людей Русской земли" [В 5 ч. М., 1836] ( с дополнениями он был переиздан в трех частях в Петербурге в 1847 г.).

Согласно Н.В.Здобнову [История русской библиографии... С. 203], "многочисленные попытки разных библиографов в позднейшее время издавать заново обработанный подобный словарь не имели полного успеха. Поэтому словарь Болховитинова в некоторой части до сих пор сохраняет свое значение благодаря обилию фактического материала". Активизация биобиблиографии приходится затем на вторую половину XIX в. Как подчеркивает Н.В.Здобнов [Там же. С. 416], появляется множество биобиблиографических работ об отдельных писателях и ученых, а также несколько капитальных биобиблиографических словарей.

Среди них наиболее крупным является труд харьковского архиепископа  Филарета Гумилевского, который, следуя примеру Е.А.Болховитинова, составил и выпустил в трех изданиях (1857-1884) "Обзор русской духовной литературы", охватив материал с IX в. до 1863 г. Известный князь  Н.Н.Голицын повторил опыт  С.В.Руссова и  М.Н.Макарова: в течение 1857-1859 гг. сначала публикует в журналах "Молва" и "Русский архив" два предварительных списка, а затем "Библиографический словарь русских писательниц" [СПб., 1889. VI, 308 с. Прил. к "Журн. М-ва нар. просвещ." 1888]. Известно также, что  П.А.Ефремов в своих "Материалах для истории русской литературы" (1867) перепечатывает ранние биобиблиографические словари. Издаются биобиблиографические словари профессоров и преподавателей почти всех русских университетов (по каждому отдельно, кроме открытого в 1888 г. Томского), начиная с Московского, словарь которого вышел к его столетию. С 60-х годов П.П.Пекарский и  М.И.Сухомлинов работают над биобиблиографией русских академиков: первый - за 1725-1745 гг., второй - 1783-1841 гг. Наконец, особого типа биобиблиографию русских зоологов, богато иллюстрированную портретами, дал  А.П.Богданов в своих "Материалах для истории научной и прикладной деятельности в России по зоологии и соприкасающимся с нею отраслям знания, преимущественно за последнее 35-летие, 1850-1887" [В 4 т. М., 1888-1892]. Именно к 1850-му году автор относит "начало зарождения самостоятельной школы русских зоологов".

Но большего внимания заслуживают биобиблиографические труды П.П.Пекарского (1827-1872), новаторские по своей значимости [подробнее о нем:  Машкова М.В.  П.П.Пекарский. М., 1957]. После окончания Казанского университета он в течение 14 лет занимал разные чиновничьи должности, вплоть до поступления в 1862 г. старшим архивариусом в Государственный архив при Министерстве иностранных дел. Именно в этом году вышел в свет его основной библиографический труд - "Наука и литература в России при  Петре Великом" [В 2 т. СПб., 1862]. Он был удостоен почетной тогда полной Демидовской премии, что открыло автору путь в Академию наук: в 1863 г. он избирается адъюнктом, в 1864 - экстраординарным, в 1868 - ординарным академиком. По поручению Академии наук П.П.Пекарский приступает на основе изучения архивных материалов к работе над вторым своим трудом - "Историей императорской Академии наук" [В 2 т. СПб., 1870-1873]. По замыслу это был фундаментальный биобиблиографический труд, в котором систематизация осуществлялась по хронологии трудов академиков. И лишь преждевременная смерть автора помешала продолжить его.

Биобиблиографические труды П.П.Пекарского были первыми в полном смысле научными исследованиями, разрабатываемыми по заранее намеченному плану. Как считают, под влиянием  Н.Г.Чернышевского был подготовлен и опубликован "План и образцы библиографического обозрения русских книг Петровского времени" [Изв. 2-го отд-ния АН. 1855. Т. 4. Отд. отт.: 23 с.]. Для его реализации наиболее важным является второй том "Науки и литературы в России при Петре Великом" - "Описание славяно-русских книг и типографий 1698-1725 годов". В него были включены книги, напечатанные не только гражданским, но и церковнославянским шрифтом, а также изданные на латинском языке в Амстердаме. Как справедливо отмечает Н.В.Здобнов [История русской библиографии... С. 551], "тут мы видели не обычный аннотированный указатель книг, а библиографическое исследование. Материал расположен в хронологическом порядке по времени его издания (чем подчеркивается исторический подход к книге и библиографии), а в конце даны именной и предметный вспомогательные указатели". Каталогизационное описание приведено с исчерпывающей полнотой и точностью. В аннотациях не только раскрывается содержание книги, но часто (когда это действительно необходимо и когда это по состоянию источников было возможно) прослеживается история текста книг, связь с другими книгами, история изданий, иногда дальнейшая судьба их, причем использованы не только опубликованные, но и многочисленные архивные источники. В Приложении дана история русских типографий. Можно считать, что труд П.П.Пекарского на новом качественном уровне воспроизвел замысел репертуара русской книги первого русского книговеда А.И.Богданова.

Почти одновременно с  П.П.Пекарским, но еще более активно, хотя и не всегда в научно-библиографическом отношении плодотворно и точно, начал биобиблиографическую деятельность Г.Н.Геннади, известный нам пока лишь как основоположник библиографии русской библиографии. Параллельно с "Литературой русской библиографии" (1858) он пытался заниматься и биобиблиографией, сначала не общей, а персональной. В том числе библиографией таких выдающихся русских писателей, как Н.В.Гоголь и  А.С.Пушкин.

Правда, в библиографическом списке сочинений Н.В.Гоголя [Отечеств. зап. 1853. № 9] он пропустил "Мертвые души"! В своем письме к  С.Д.Полторацкому (от 18 окт. 1853 г., т.е. вслед за выходом сентябрьской книжки "Отечественных записок") среди многих библиографических событий Г.Н.Геннади вспоминает и этот злополучный факт: "Готовлю несколько статеек, но исподволь, а то как раз пропустишь что-нибудь, как в моем "Списке сочинений Н.В.Гоголя" (видели в сентябрьской книжке "Отеч. записок"?) нет "Мертвых душ" только!!! Хоть по-настоящему виноват  Краевский, да кто же это знает? Браните меня" [цит. по:  Здобнов Н.В. История русской библиографии... С. 588]. Этот факт вызвал град насмешек в прессе, в частности "Современник" напечатал сатиру  Н.А.Некрасова "Литературная травля или раздраженный библиограф" [Полн. собр. соч. 1948. Т. 2. С. 482-486].

Более плодотворно  Г.Н.Геннади занимался библиографией А.С.Пушкина. Сначала он дал список пушкинских портретов (1854), потом две подготовительные работы по литературе об А.С.Пушкине (1858-1859) и, наконец, целую книгу "Приложения к сочинениям А.С.Пушкина, изданным  Я.А.Исаковым" [СПб., 1860].  Г.Н.Геннади был одновременно и редактором этого издания. Несмотря на недочеты, это собрание сочинений сыграло важную роль в развитии пушкинской текстологии. Что касается библиографической книги Г.Н.Геннади, то она заложила основу "Пушкинианы", хотя и здесь не обошлось без эпиграмм.  С.А.Соболевский писал:

О, жертва бедная двух адовых исчадий:

Тебя убил Дантес и издает Геннади.

Основываясь на своем библиографическом опыте, Г.Н.Геннади пытался организовать коллективную работу над репертуаром русской книги. Никто его не поддержал, и он сам с 1858 г. приступил к собиранию биобиблиографических материалов, используя некрологи. В итоге Г.Н.Геннади составил получивший известность "Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях, и список русских книг с 1725 по 1825 г." [В 3 т. Берлин; М., 1876-1908].

Сначала Г.Н.Геннади предполагал дать в своем словаре, судя по предисловию, "возможно полные сведения" о жизни и произведениях русских писателей, по примеру словаря  Евгения Болховитинова, но, убедившись в непосильной для себя работе в таком объеме, он ограничил библиографические сведения "самонужнейшими краткими указаниями" и тем самым сократил размеры труда "до возможной сжатости, чтобы скорее его окончить и издать", а в библиографической части ограничился, за небольшими исключениями, указанием только тех произведений писателей и ученых, которые вышли отдельными изданиями (как на русском, так и на других языках), оставляя в стороне произведения, напечатанные в журналах и газетах. Кроме того, в словарь были включены, в первую очередь, авторы, умершие в течение 1725-1874 гг., т.е. за 150 лет, а во вторую - из оставшихся еще в живых только те, которые начали печататься до 1825 г., чтобы исчерпать все имена авторов, печатавшихся до этого года.

По мнению  Н.В.Здобнова [История русской библиографии... С. 419], автор правильно рассчитал свои силы и возможности, но преждевременная смерть помешала ему издать словарь полностью. Прижизненное издание оборвалось на втором томе. Остальные два тома в рукописном виде остались у родственников. И только спустя 25 лет после смерти Г.Н.Геннади третий том (H-Р) был напечатан в "Чтениях Общества истории и древностей российских" за 1906-1907 гг. [оттиск - М., 1908]. Четвертый том (С-Я) до сих пор не опубликован, хотя и хранится в Отделе рукописей РНБ [подробнее см.:  Бабинцев С.М. Архив Г.Н.Геннади//Сов. библиогр. 1955. № 39. С. 54-60]. В ходе подготовки словаря были раскрыты многие анонимы и псевдонимы. Кроме того, отражены все известные автору и изданные с 1725 по 1825 г. анонимные книги. В целом (хотя и опубликованы имена на буквы А-Р) труд Г.Н.Геннади служит прямым продолжением второго тома работы  П.П.Пекарского "Наука и литература при  Петре Великом", в котором описаны книги за 1698-1725 гг. После издания были сделаны многочисленные поправки и дополнения, но и в наше время подобная работа должна быть проведена, а главное - должен быть издан полностью "Справочный словарь..." Г.Н.Геннади, сохраняющий не только культурно-историческое, но и научно-практическое значение.

Продолжением труда  Г.Н.Геннади, но в виде текущей библиографии (словаря-ежегодника), стал "Обзор жизни и трудов покойных русских писателей" [СПб., 1885-1916. Вып. 1-13. С. 10-го вып. в назв. доп. "и писательниц"] известного русского библиографа и литературоведа  Д.Д.Языкова (1850-1918) [подробнее о нем:  Кричевский Г.Г. Д.Д.Языков и его библиографическая деятельность//Сов. библиогр. 1941. Вып. 1]. Обзоры охватывали значительный круг лиц (всего около 1900) за период 1881-1893 гг. Причем каждый выпуск содержал материалы о писателях и ученых, умерших именно в соответствующем году. Образцом для труда Д.Д.Языкова и были публикации Г.Н.Геннади "Краткие сведения о русских писателях и ученых" в периодической печати. Но Д.Д.Языков включал более обширные сведения: все писатели, умершие в данном году, независимо от наличия у них отдельных изданий; все произведения данного автора, как монографические, так и опубликованные в периодической печати; литература о самих писателях и ученых. Правда, в отличие от Г.Н.Геннади, который имел предварительно составленную им картотеку для репертуара русской книги, Д.Д.Языков все осуществлял сразу, проводя поиск по каждому из персоналий. Отсюда неизбежные пропуски и крайне медленные темпы работы. Первые выпуски запаздывали на 4-5 лет, 10-й - на 10, а 13-й - на 23 года.

Но Д.Д.Языков смотрел на свой труд академически, т.е. работал больше не для своего времени, а "для потомства". Недаром некоторые свои произведения он подписывал псевдонимом "Дмитрий Летописец", а эпиграфом к своему "Обзору..." взял следующие строки  М.Ю.Лермонтова:

Что люди? Что их жизнь и труд?

Они прошли, они пройдут!

Надежда есть: ждет правый суд...

И все же  Н.В.Здобнов и  М.В.Машкова единогласно отмечают безукоризненную точность и достоверность труда  Д.Д.Языкова, хотя расходятся в идеологических оценках. Н.В.Здобнов [История русской библиографии... С. 420] отмечает его воздержанность от каких-либо оценок деятельности отражаемых авторов (только в порядке редких исключений он позволял себе иногда давать краткую оценку переводов), тогда как М.В.Машкова [История русской библиографии... С. 85], наоборот, упрекает его в субъективности, считая, что беспристрастность Д.Д.Языкова оказалась иллюзорной из-за симпатий к представителям правой ориентации.

Для нас важно, что Д.Д.Языков не ограничивал свои поиски и в каждом последующем выпуске своего ежегодника помещал дополнения и исправления. Даже второе, исправленное и дополненное издание первых трех выпусков [СПб., 1903-1916] своего труда он не считал "безукоризненной библиографической работой", продолжал его дополнять. Первые шесть выпусков печатались в качестве приложения к журналу "Исторический вестник", 7-й выпуск - отдельно  П.П.Шибановым [М., 1893. XI, 106 с.] и параллельно в журнале "Библиографические записки" (1892), 8-й - отдельно [М., 1900. 167 с.] и параллельно в журнале "Книговедение" (1894-1895), 9-10-й - отдельно [М., 1905-1907], 11-13-й - отдельно [СПб. (Пг.), 1909-1916] и параллельно в "Сборнике Отделения русского языка и словесности имп. Академии наук" [Т. 86, № 3; 89, № 8; 95, № 3]. Кроме того, некоторые материалы печатались в журналах "Российская библиография" (1881-1882), "Библиограф" (1885-1887), "Библиографические записки" (1892, № 2-5, 7-10). В последнем 13-м выпуске [Пг., 1916. 314 с.] помещен сводный вспомогательный указатель авторов, вошедших во все тринадцать выпусков.

Судьба подготовленного и сданного в печать 14-го выпуска осталась невыясненной [см.: Кричевский Г.Г. Указ. соч. С. 178]. По данным М.В.Машковой [История русской библиографии... С. 86], в ЦГАЛИ сохранились собранные Д.Д.Языковым газетные и журнальные вырезки, автобиографии, заметки о рецензиях в журналах и другие материалы за 38 лет, по 1918 г. включительно. Последний 38-й выпуск содержит дополнения почти по всем предшествующим ежегодникам. Кроме того, остался в рукописи составленный  И.Ф.Масановым вспомогательный указатель ко всем выпускам "Обзора", за исключением второго издания первых трех выпусков [ Кричевский Г.Г. Указ. соч. С. 180]. При всех своих недостатках и несовершенствах труд Д.Д.Языкова остается одним из достоверных и фундаментальных биобиблио-графических пособий конца XIX в. Наконец, русская дореволюционная биобиблиография была ознаменована еще одним фундаментальным трудом, который заслуживает того, чтобы рассмотреть его специально.

назад в содержание

Главная|Новости|Предметы|Классики|Рефераты|Гостевая книга|Контакты
Индекс цитирования.